aka Sage
twinkle, twinkle, little star
Название: Так нечестно!
Автор: Arachne
Оригинал: Unfair
Переводчик: [L]Rina Carmina[/L] (Sage) ropryshko@gmail.com
Бета переводчика: Regis
Фандом: ТОС
Разрешение: мейл автора увы пока не найден.
Рейтинг: PG 13
Жанр: юмор
Дисклеймер: Автор и переводчик ни на что не претендуют.
Размещение: с разрешения переводчика
Авторское предупреждение: ненормативная лексика


- Кристина, что случилось?

Кристина Чэпел, старшая медсестра Энтерпрайза, подняла взгляд от бокала с виски к вопрошающему.

Их оказалось даже двое: Ниота Ухура и Дженис Рэнд. Она оглядела бар на предмет лишних ушей, но поблизости никого не было. Кристина вновь сфокусировала взгляд на своих коллегах. - Невезучая я, ик!

По прицепу из «ик» женщины поняли, что это уже не первый бокал виски за последние полчаса. В целом же ответ предполагал длинный разговор.

Ухура взглянула на Рэнд, но та только пожала плечами и заказала еще выпить. Наконец Ухура, подняв свой бокал, повторила вопрос: - Кристина, скажи нам, что случилось?

- Он меня не любит, - чуть не плача выговорила Кристина.

Ухура и Рэнд в ужасе переглянулись. О, нет! Только не это! Старая история про чувства Кристины Чэпел к коммандеру Споку, о которых знал весь экипаж, и о которых одной из первых вещей на борту узнавали новобранцы.

- Конечно не любит, - сказала Дженис. – Мне очень жаль, Кристина, но нужно же смотреть правде в глаза. Он никогда не ответит на твои чувства. – Она категорично рубанула воздух рукой. – Не знаю уж, в чем причина, да только так оно и есть.

Ухура только молча кивнула и отпила из своего бокала. – Кристина, сама посуди, - начала она, - служить на Энтерпрайзе, – значит служить под началом двух самых крутых мачо во всем Звездном Флоте.

Официант принес заказанные напитки. Он бросил на трех женщин удивленный взгляд, но промолчал.

- Точно! – с энтузиазмом подтвердила Дженис так громко, что несколько посетителей бара даже оглянулись на нее. – Взять Кирка, - продолжала девушка, - три дня назад он трахнулся с моей лучшей подругой, а на следующее утро сделал вид, что знать ее не знает.

- Да уж! Джеймс Кирк – первостатейный кобелина! – Ухура заказала еще выпить. Она знала, что назавтра проснется с ужасной головной болью, но сегодня ей было на это наплевать. – Да, - она кивнула отяжелевшей головой, - вулканская ледышка и экстра-трахальщик-землянин, - какая пара! Ваше здоровье!

Но Кристина ее уже не слушала, она спала, положив голову на барную стойку.

Дженис и Ниота переглянулись.

- Надо ей помочь!

- Как, Дженис? Отомстив нашим старшим офицерам?

- А почему бы и нет?

А действительно, почему бы и нет, - подумала Ухура. Месть бывает сладка.

***

Утром у капитана Кирка разболелся зуб. Но несмотря на это, в первую очередь он думал о своем корабле, а потому направился в медотсек и вытребовал у Маккоя болеутоляющего, клятвенно заверив, что завтра придет на прием. Маккой дал Джиму таблеток и, сопроводив взглядом «знаю-я-тебя», присовокупил: Вот еще на вечер и посильнее – на ночь.

Днем все было ничего, но после смены, когда он собрался на вечеринку по случаю дня рождения Скотти, зуб разболелся с новой силой, и он проглотил все, что дал ему Маккой, чтобы как-нибудь протянуть до завтрашнего утра.

- Ну вот, отличные таблетки! – удовлетворенно вздохнул он и, позабыв про больной зуб и принятое лекарство, направился в каюту отдыха.

Спок на вечеринку к Скотти опоздал, но никто и не жаловался. Пунктуальность вулканца обычно действовала всем на нервы, но сегодня день начался с трех желтых тревог, потом чуть не сорвался важный эксперимент, как выяснилось, из-за вируса в программе… Словом, причин было достаточно, чтобы вовсе не показываться на вечеринке. Но Спок считал Скотти свои другом и не мог не сдержать своего обещания прийти на земную церемонию чествования дня его рождения.

Он часто размышлял, что стоит за этой земной традицией, и за годы работы с людьми разработал любопытную социологическую теорию, но он догадывался, что сегодня не стоит пытаться рассказать о ней, особенно если на вечеринке присутствует доктор Маккой. Поэтому он просто вручил Скотти его подарок и пожелал всего хорошего на долгие годы. Скотти был очень тронут, а когда развернул подарок, чуть не прыгал от радости, - внутри оказались старинные механические часы.

Скотти, наплевав на запрет прикосновения к вулканцам, тяжело похлопал Спока по плечу и плеснул в бокал странного вида жидкости.

- Домашний виски. Подарок брата, – объяснил он, протягивая вулканцу бокал.

Много лет назад мать объяснила Споку, что нужно уметь иногда немного расслабиться в обществе, чтобы ненароком не задеть чьих-либо чувств. Поэтому, хоть он и редко притрагивался к спиртному, сегодня решил сделать исключение и осушил бокал одним длинным глотком.

Вечеринка уже подходила к концу, когда Ухура, Рэнд и Чэпел выскользнули в коридор. Вечеринка, несомненно, удалась, что подтверждало зрелище, представшее их глазам за углом коридора. Капитан тщетно пытался поднять руку, чтобы нажать на кнопку вызова турболифта, а рядом стоял, прислонившись к стене, его старший офицер, очевидно, не в силах сделать больше ни шага. Ухура заговорщицки улыбнулась подругам и двинулась к капитану.

- Помочь? – спросила он невинным голоском. Вместо ответа он рухнул ей на руки так, что она с трудом удержала его.

Дженис вызвала турболифт и обернулась к Кристине. Та с глупой улыбкой и выражением лица «я в раю» держала в объятиях Спока. Дженис закатила глаза. – Однажды я от нее свихнусь, - прошептала она Ухуре.

Прибывший турболифт умчал девушек и их ничего не подозревающих жертв на пятую палубу.

Оба были пьяными и очень тяжелыми, но что еще лучше – оба были в полной отключке! Ухура посмотрела в глаза Рэнд через плечо Кирка. “Да”, говорил ее взгляд, “пора сыграть с ними нашу маленькую шутку”.

***

Кирк проснулся в теплой постели, чувствуя себя отлично. Зуб не болел, пилюли Боунса все еще действовали. Простыни были гладкими и теплыми – на ощупь как нагретый солнцем шелк. Очень сильно нагретый. Джим пододвинулся к источнику тепла, и вдруг это шелковистое тепло, которое его окружало, встречно придвинулось к нему.

Живые простыни? – подумал Кирк сквозь сон и открыл глаза. И ему тут же захотелось зажмуриться. Назвать шоком тот ужас, который накатил на него, было бы мало.

Он был в постели!

Со Споком!

И они оба были абсолютно голыми!

В других обстоятельствах, он бы расхохотался, увидев такую гримасу на лице Спока, но сейчас ему было не до смеха.

С ворп-скоростью он вылетел из постели Спока и принялся в характерной манере бегать по комнате. Три шага налево, три шага направо. Спок молча наблюдал за ним, сидя на краю постели. Не совсем привычно обнаженное тело составляло резкий контраст его обычному бесстрастию.

Наконец, Кирк остановился. – Как? … Что произошло?

Споку понадобилось целых 3,55 секунды, пока он изрек глубокомысленно. - По-моему, это очевидно. – И с этим удалился в ванную.

Джим хотел был остановить его, но передумал. Он огляделся по сторонам и принялся собирать свою одежду, разбросанную по каюте Спока. Форменная туника валялась под кроватью. Брюки он обнаружил на столе. Ботинки стояли на пьедестале для медитации. Дольше всего он разыскивал свои плавки и, покраснев до корней волос, снял их с фигурки вулканского божка, которая, как он помнил, была семейной реликвией Спока. Очень древней и очень дорогой. Он опустился было на стул, но тут же подпрыгнул, усевшись на что-то твердое. Обнаружив, что это тюбик с лубрикантом, он чуть сквозь землю не провалился.

Да этой дрянью вся постель провоняла!

Он подошел к дверям ванной, где все еще шумела вода. Кирк так и видел, как Спок методично смывает все следы этой ночи со своего тела а, заодно, и из памяти. Джиму показалось, что это хорошая идея.

Он быстро оделся и выбежал из каюты Спока.

***
Скорее бы уж закончилась эта смена, - думала Ухура, все еще посмеиваясь про себя за своей консолью. Идея запихнуть капитана и старпома в одну кровать прошлой ночью была лучшей в ее жизни.

Двери турболифта со свистом разошлись и на мостик вышла Дженис Рэнд. Проходя мимо консоли связиста, она встретилась глазами с Ухурой, и женщины заговорщицки улыбнулись друг другу.

А тем временем Кристина Чэпел шла по коридору на шестой палубе. Свернув за угол, она оказалась между шедшим слева капитаном и появившимся справа старпомом.

Заметив друг друга, мужчины замерли на безопасном расстоянии метров в пять, полностью игнорируя зажатую посередине медсестру.

Глаза вулканца и человека встретились, а лица мгновенно залились густой зеленой и красной краской соответственно. Спустя мгновение, они потупили взгляды и разошлись в разные стороны.

Чэпел ликовала – все прошло так, как они задумывали.


***

Для Джима Кирка это был очень длинный день. Но его едва хватило на то, чтобы собрать всю свою решимость и в конце смены подойти к консоли вулканца. – Спок, нам надо поговорить.

Взгляд черных глаз оторвался от монитора. За целый день они не сказали друг другу ни слова, даже взглядами старались не встречаться. Очень старались. Однако Спок понимал, что дольше игнорировать утреннее происшествие не удастся. Следуя принятому решению и не желая больше терять времени, он спросил в ответ. - У меня или у вас, капитан?

Услышав это сомнительное предложение, Джим покраснел еще сильнее, если это было возможно, однако, сделав глубокий вдох, решился. - Думаю, на этот раз лучше пойдем ко мне.

***

А Ухура после смены устроила у себя незапланированную вечеринку с чипсами, попкорном, печеньем и выпивкой. Сыпались шутки, и то и дело звучал смех.

***

Кирк тяжело опустился на кровать. – Спок, мне очень жаль, но я и правда не понимаю, как это могло произойти.

- Мы были пьяны, капитан. Впервые в жизни я получил практическое подтверждение тому, как нелогично употребление алкоголя.

Джим вздохнул и посмотрел на вулканца. Тот стоял рядом с сидящим капитаном, расправив плечи и сложив руки за спиной. Да, тяжелый предстоит разговор. – Понимаешь, Спок, со мной такое бывало не раз, чтобы я просыпался в постели после бурной ночи и обнаруживал, что не один. Дело в том, что до этого я ни разу не просыпался рядом с мужчиной.

Услышав это признание, Спок решил, что лучше, все же, сесть. Опустившись на стул напротив капитана, он знаком попросил его продолжать. – Спок, а мы?... Ну… Потому что я ничего не помню.

Спок заерзал на стуле. – Я тоже, капитан.

Кирк удивленно взглянул на него. – Но я думал…

Спок прервал его. – Капитан, я только констатировал, что следы нашей активности были очевидны. Вывод из этого напрашивался только один.

- Тогда мы никогда не узнаем, что же действительно произошло вчера. Потому что я ни за что не позволю Маккою осмотреть себя.

От подобного предложения брови Спока взметнулись вверх. – Боюсь, наш бедный доктор не пережил бы такого шока.

Кирк криво ухмыльнулся, но улыбка быстро угасла. – И что ж нам теперь делать, дружище? – спросил он в который раз.

***

На следующее утро три неразлучные подружки болтали, ожидая прибытия турболифта.

Его двери со свистом разошлись, и Кристина, Дженис и Ниота уже собирались шагнуть в кабину, но вдруг замерли как вкопанные. Онемев от изумления, они успели разглядеть раскрасневшееся лицо капитана и Спока, запустившего руки под его золотистую тунику, пока двери не закрылись, и турболифт не унес своих пассажиров.

Дженис первой обрела дар речи. – Ну? – обернулась она к Ниоте.

- О боже, Дженис! Что мы наделали! – воскликнула та.

На глазах Кристины выступили слезы. – Так нечестно! – простонала она.

Рэнд и Ухура согласно вздохнули.

Да уж, нечестно!

@темы: star-trekking across the universe