aka Sage
twinkle, twinkle, little star
08.01.2009 в 09:20
Пишет [J]Sage [DELETED user][/J]:

Джимми-бой.
Лора Гудвин
Предупреждение: кинк, Кирк+ж, К/С

Я подсела на него как на наркотик, и не могла соскочить. С самого начала я понимала, что это сумасшествие. Я знала, что эти отношения обречены, но мне было так хорошо, что я наплевала на все. Я решила не волноваться ни о чем и просто наслаждаться моментом. С ним я снова почувствовала себя женщиной. Вот для чего я во все это впуталась, чтобы снова почувствовать, что живу. Слишком долго я пылилась на полке. Да что там пылилась, уже ржавчиной покрылась!
Сначала я планировала просто выбраться посидеть куда-нибудь в пятницу вечером и пропустить стаканчик-другой, прежде чем засесть на все выходные за налоговый отчет, но за обедом я встретила Джима, и все мои планы полетели в тартарары.
Я его сразу узнала, как только он вошел в кофейню Франа. Он был одет в желто-черную флотскую униформу с золотыми нашивками на рукавах, обозначающими его ранг. Не узнать его было невозможно. В утренней газете была большая статья про Энтерпрайз и колонка интервью с капитаном Кирком. Не слишком часто у нас останавливаются космические корабли, а уж такой знаменитый как Энтерпрайз не мог пройти незамеченным.
На стойке передо мной лежал экземпляр утренней газеты, и я развернула ее, чтобы убедиться. Да, статья и его фотография. Красивый мужчина. В жизни куда красивее, чем на бумаге. Самый молодой капитан в истории Звездного Флота. Очень интересно!
- Капитан Джеймс Тиберий Кирк, - прочла я вслух и взглянула на него. – Это вы?
Кирк строил из себя скромника .- Почему вы спрашиваете? – ответил он вопросом на вопрос.
- Не отпирайтесь! – заявила я, показывая ему статью. – Капитан, я хотела спросить… Они написали такую большую статью, а в ней ни слова нет про ваше второе имя…
- Это… нечестно! – воскликнул он и, улыбаясь, подошел ко мне. – Вы уже так много обо мне знаете, а я о вас еще ничего!
Я знала, что он, как и я, уроженец Земли, поэтому по земному обычаю протянула ему руку. Он сделал последний шаг ко мне, чтобы ответить на рукопожатие. Его рука оказалась сильной, горячей и на удивление нежной. Он продолжал сжимать мою ладонь легко, но твердо.
- Меня зовут Джози Ньюман. – Я улыбнулась, чувствуя себя польщенной. – Друзья зовут меня Джо.
- Джо – мужское имя, - сказал он в ответ, улыбнувшись. – Это уменьшительное от Джозефины?
Я кивнула и попыталась выдернуть свою руку из его хватки, но он не отпускал. Я была заинтригована.
- Я буду называть тебя Джозефиной, а ты можешь называть меня Джеймсом, потому что друзья зовут меня Джим. – Это прозвучало безапелляционно.
Я не робкого десятка, но этот парень заставлял меня нервничать. Я понимала, что он привык управлять людьми, но мне не понравилось, что мной командуют. Но у него были восхитительные золотистые глаза и теплый, сексуальный взгляд, который проникал в самую душу. Мне не хотелось, чтобы он принял меня за стыдливую старшеклассницу, хотя и чувствовала себя в том момент именно так. Я спокойно и уверенно выдержала его взгляд, и, кажется, ему это понравилось.
- Мне не нравится имя Джозефина. Я предпочитаю, чтобы меня называли Джо. – сказала я твердо.
Он пожал плечами и улыбнулся. – Мне тоже не нравится имя Джеймс, но могло быть и хуже. Меня могли назвать каким-нибудь Хампри.
Я рассмеялась, он тоже.
- Джо не слишком красивое имя для такой красивой девушки. – Настаивал он.
Мне это начинало надоедать, я выдернула, наконец, свою руку.
- Джозефина звучит старомодно, - возразила я, удивляясь, что уже начала оправдываться.
- Все самое лучшее – старомодное, - с некоторой долей фамильярности заверил он и улыбнулся, заглянув мне в глаза.
Кажется, он решил, во что бы то ни стало, убедить меня позволить ему звать себя Джозефиной, а ведь я уже сказала ему, что мне это не нравится. Все это действовало мне на нервы.
- Если ты будешь называть меня Джозефиной, я стану называть тебя Хампри! – предупредила я.
Кирку уперся руками в бока. – Если ты будешь называть меня Хампри, мне ничего не останется, как отзываться на это имя!
Я снова рассмеялась. Вот чокнутый!
- Меня еще и не так называли! – продолжал он с серьезным видом, хотя глаза его озорно сверкали. – А иногда не только называли, но и в печь ставили.
Он развлекался. А мне было неуютно. Внезапно мне захотелось сбежать. Все пялились на нас, и я чувствовала себя неловко. Зачем я вообще разговариваю с этим чудаком? Только потому, что он так чертовски привлекателен? Я чувствовала себя полной дурой. Он клеил меня, и все вокруг это понимали. Не на ту напал. И я хотела, чтобы все зеваки и в первую очередь этот мачо это усвоили. Делать мне в кафе было нечего, и я решила больше не задерживаться.
- Что ж… было приятно познакомиться, капитан. – Я встала. – Хорошего вам отдыха. Пока, Фран!
Фран помахал мне из-за стойки, и я выскочила на улицу.
Кирк вышел вслед за мной. – Мисс Ньюман! – позвал он.
Я не обращала на него внимания. Он догнал меня и схватил за руку, но я вырвалась и окинула его презрительным взглядом. Вот нахал!
Мы стояли посреди тротуара и мерялись взглядами.
- Мисс Ньюман, простите меня! – пробормотал он. – Я не хотел обидеть вас.
- Капитан Кирк… я не обиделась, но я спешу. – Бросила я в ответ и развернулась, чтобы уйти.
- Я тоже! – заявил он, подстраиваясь к моему быстрому темпу. – Я всегда спешу. Иногда мне даже приходится останавливать себя. Остановись, - говорю я себе, - остановить и понюхай цветы! Жизнь для живых! Не торопись, не то по дороге можешь проскочить что-то важное…
Я остановилась, он тоже.
- Иногда полезно поговорить с самим собой… но интереснее поговорить с кем-нибудь еще.
Мы снова оказались лицом к лицу.
- Я имею в виду, мне интересно говорить с тобой. – Закончил он.
Мы стояли и смотрели друг на друга, пока я соображала, что ему ответить. Непросто подобрать ответ в такой ситуации. Мне вдруг показалось, что ему могла не понравиться моя ирония по поводу его второго имени, и я подумала, не стоит ли мне извиниться.
Прежде чем я нашлась с ответом, он очень серьезно и мягко сказал мне – Лучше стоять на месте, чем бежать куда-то сломя голову. Особенно если на самом деле некуда идти, как мне.
Я даже не пыталась понять, к чему он это сказал. – А мне есть куда пойти, и я как раз туда и направляюсь.
Он понимающе кивнул.
- Можно мне с тобой? – спросил он. Прямо так. Как маленький мальчик спрашивает у девочки – Давай дружить?
Не знаю, почему я его не отшила. Надо было. Просто что-то в нем есть такое. Он очень красивый. Светлые волосы, теплые глаза и потрясающая улыбка. Довольно высокий, что неплохо, я и сама высокая. И отличная крепкая фигура - широкие плечи, сильные руки, узкие бедра. И приятное экспрессивное лицо. Он просто излучает сексуальную энергию и притягивает всех к себе словно магнитом. Невозможно устоять.
Я раздумывала и заметила краем глаза, как несколько проходящих мимо женщин смотрят на нас… смотрят на него. Я понравилась молодому сексуальному звездному капитану, а у меня совершенно свободные выходные. Впрочем, как обычно…
И мы пошли ко мне. Обычно я такого себе не позволяю. Сначала мы немного погуляли. Он больше меня знает о нашей звездной системе, в которой я живу с детства. Он очень умный. И с юмором. Обычно остряки не слишком приятны в общении, но только не он. Он очень милый, немного старомодный. Очень мужественный. Я думала, такие уже сняты с производства.
Я звала его Хампри, потому что он продолжал настаивать на Джозефине. Они отлично поладили – Хампри и Джозефина. Через час Джозефина привела Хампри ко мне домой, а еще через час они оказались в моей постели. Даже не знаю, как это произошло. Просто случилось и все. Он как-то уговорил ее… то есть меня, а я позволила уговорить себя.
И я не пожалела об этом. Мне это было так нужно! Он был как зверь. Мы оба. Это было просто потрясающе. Мне нравится целоваться, а он прекрасно целуется – чувственно, страстно и игриво. Давно уже меня так никто не заводил.
Ему тоже было хорошо со мной. Он называл меня своим ангелом. Никто до этого не называл меня ангелом.
Меня не так-то просто заставить потерять голову, но ему это удалось. Он очень необычный мужчина, во многих отношениях. И я это сразу поняла. Например, он бреет грудь. Ну да, ну да. Но ему идет. Когда он снял униформу, и я увидела его роскошное тело, первой мыслью было «вот это да», а второй «у него такая гладкая грудь». Совершенно гладкая. Как попка младенца. Я хотела спросить его об этом, но отвлеклась. И так и не узнала, что за история с бритьем груди.
Зато он рассказал мне про свое второе имя.
Цитата:
Дядя моего отца умер за неделю до моего рождения. Его звали Джон Тайлер Кирк. В его честь, а также для того, чтобы было кому передать по наследству его безделушки, украшенные монограммами, решили, что я должен носить такие же инициалы. На Джеймсе все сошлись довольно быстро, а второе имя мама хотела выбрать сама, но, сколько ни мучилась, ничего не придумала, поэтому в свидетельстве о рождении написали просто Т. Так что официально у меня нет второго имени, а юридически это просто буква Т.
Мама не вспоминала про мое свидетельство, пока не пришло время отдавать меня в школу. К тому моменту я уже показал свой характер, а она, наверное, встала в тот день не с той ноги. Поэтому она решила пошутить и сказала служащему, что мое второе имя Тиберий. Ха-ха, очень смешно, мам. Я был четырехлетним мальчишкой и, конечно, я был сорванцом. Но служащий принял ее слова за чистую монету. Так что со школы мое второе имя Тиберий. Конечно, меня дразнили. Иногда доходило до драк, в общем, мне немножко неуютно, когда это всплывает. Жаль, мне не показали интервью, а то я бы попросил репортера поставить просто Т.
Конец цитаты.
Еще он большой поклонник женской груди. У меня до сих пор соски болят. У него, впрочем, наверное, тоже. У меня никогда не было такого грубого секса, но мне понравилось. Хотя, возможно, это потому, что мне очень нравился он сам.
Нравился, правда, это не то слово. Я схожу по нему с ума, но нет никаких шансов. Нужно забыть его. У него все слишком непросто. Реально непросто.
Он такой красивый и сексуальный. Он просто невероятный, но это был только сон. И мне пришлось проснуться.
Я повела себя с ним как последняя скотина. Но мне не оставалось ничего другого. Иногда приходится быть жестоким во благо. И это был именно тот случай.
Я расскажу, но сначала обещайте, что дальше вас это не пойдет.
Так вот.
Сначала мы немного поговорили, а потом начали целоваться. Он так потрясно целуется, что после этого события пошли быстрее. Не успела я опомниться, как мы уже оказались в кровати, я сверху, мы жестко играем с сосками друг друга, я скачу на нем, а он как жеребец в пене и смеется своим странным смехом как пьяный от восторга и кричит мне ТЫ АНГЕЛ! Вообще-то, это странно звучит в такой момент, но тогда мне было все равно.
В общем, это было довольно странно. Какие-то мелочи должны были насторожить меня. Например, он шлепнул меня, а я шлепнула его в ответ. Ему это понравилось, и он попросил не останавливаться. Да, в смысле секса он оказался странным. Раньше я ничего подобного не делала, но с ним все казалось абсолютно правильным и естественным. Поэтому я ни о чем не волновалась, не придавала этому никакого значения. К тому моменту я уже была от него без ума и готова на все, чего бы он ни захотел.
Он действовал на меня как наркотик, я совершенно не соображала, что делаю.
После того как мы все утро не вылезали из кровати, Джим заявил, что голоден как лесоруб, который только что повалил целый лес деревьев. Он всегда употреблял такие забавные старомодные слова. Я думала просто сготовить что-нибудь и поесть дома, но он хотел осмотреть город, и мы решили выбраться куда-нибудь на ужин. Еще мы собирались немного потанцевать, а потом снова отправиться ко мне. У нас было столько планов на вечер, но им не суждено было сбыться. Он не имел права развлекаться со мной, просто тайком хотел украсть немного времени для себя. Не успели мы сесть за столик, как у него запищал коммуникатор, и он вернулся на корабль. Конец свидания.
На этом мне и стоило поставить точку. Уже тогда я должна была понять, что он не стоит всех этих неприятностей. Но я вечно наступаю на одни и те же грабли.
Ужинать одной мне не хотелось, и я отправилась домой. В моей квартире царил разгром, особенно в спальне. Она выглядела так, будто через нее пронеслось торнадо. Я начала было прибираться, но на меня нашло, и вместо этого я принялась расшвыривать вещи. Это была форменная истерика. Я никогда не позволяю себе таких историй, потому что когда все заканчивается, я чувствую себя просто ужасно. Я снова чувствовала себя использованной, грязной. На меня снова навалилась депрессия. И я злилась на себя за это. Я долго валялась в горячей ванне, рано легла в кровать, снова в одиночестве, и дала себе слово вернуться к прежнему монашескому существованию. Уже засыпая, я поймала себя на мысли, что надеюсь на то, что он все же позвонит. И я заставила себя опомниться и перестать надеяться. Нельзя же быть такой идиоткой. Вместо пустых мечтаний лучше немного поспать.
А в субботу утром он позвонил! Он сказал, что хочет пригласить меня на ужин и закончить то, что мы не успели в прошлый раз. Счастье есть! Внезапно мир снова обрел краски, и не успел он положить трубку, как я принялась кружить по квартире, распевая от радости во все горло. Ненавижу себя за это. Просто ненавижу. Как можно быть такой дурой!
Потом он позвонил еще раз днем и спросил, нет ли у меня подруги. Мол, у него есть друг, и как насчет свидания вчетвером. Мне эта идея не понравилась по двум причинам: во-первых, я хотела провести время наедине с Джимом, а во-вторых, я не подставляю своих друзей. Конечно, я так не сказала, а сказала, что, увы, моей подруги нет в городе.
Потом он позвонил еще раз и сказал, что задерживается на час. И это после того, как я два часа штукатурилась, а потом сидела, боясь пошевелиться в ожидании его появления. Я начинала нервничать. Он не единственный, у кого есть дела. У меня, между прочим, тоже есть жизнь.
Наконец, через полтора часа мы добрались до ресторана. Мы сделали заказ, а потом я на минутку заскочила в туалет попудрить носик. Подходя к столику, я увидела, что рядом с Джимом сидит темноволосый мужчина в голубой флотской форме. Что, опять какой-то срочный вызов?
Они обернулись в мою сторону – сначала поднялся Джим, затем его компаньон.
- Вы же не собираетесь лишить меня общества Хампри? – спросила я.
- Хампфри? Кто это? – удивился мужчина.
- Я потом объясню, Боунс. Джози, позволь представить моего товарища и друга, доктора Леонарда Маккоя, который как раз собирался уходить. Доктор, поздоровайтесь и попрощайтесь с мисс Джозефин Нойман.
Доктор взял мою руку и легко прикоснулся губами, по-волчьи улыбаясь.
- Очень рад знакомству, мисс Нойман, - протянул он с североамериканским акцентом. И этот землянин, выходит. Очень мило.
- Зовите меня Джо, - сказала я, присаживаясь за столик. Джим и доктор тоже сели. – Чтоб вы знали, доктор, Хампри – это мой фантастический любовник!
- Не понял, - ухмыльнулся Маккой.
- И не поймешь, - улыбнулся в ответ Джим. – Боунс, я правда не хочу тебя обижать но… отвали, будь другом!
Меня немного выбила из себя нападка Джима, но Маккой, слава богу, знал, когда понять слова буквально.
- Хорошо, хорошо… так точно, капитан. – Проворчал он, нехотя поднимаясь. Он повернулся, чтобы уйти, потом оглянулся. – Не волнуйся, Джимми-бой. Я не скажу ни слова о Споке.
Интересно, о чем это он? Я посмотрела на Джима. У него в глазах застыло странное, взволнованное выражение.
- Так будет лучше. – Спокойно отозвался он.
Доктор ушел. Джим не пытался заговорить со мной, и мы ели молча.
- Кто такой Спок? – решила я, наконец, спросить.
Джим сидел с набитым ртом и усердно жевал. Я ждала. – Наш общий друг. Долгая история.
- Кажется, вы с доктором немного повздорили?
- Маккой… отлично общается с пациентами, - ответил Джим, жестикулируя, зажав в руке вилку, - а вот в приличном обществе… вести себя не умеет.
- Это не он тот друг, о котором ты говорил?
- Тот, которого я имел в виду для твоей подруги? Нет! Конечно, нет. Я имел в виду кого-то особенного.
- Кого же это?
Джим просиял и вытянулся на стуле. – Мой старший офицер. И мой лучший друг. Он потрясающий, целостная натура, но… не умеет держаться с женщинами. Доктор Маккой совсем другой, он сам сможет устроить себе свидание.
Я засомневалась, правильно ли поступила и решила быть честной с Джимом.
- Слушай, на самом деле я просто хотела побыть наедине с тобой. И… я же никогда не видела твоего друга, как же я могу привести на свидание с ним свою подругу? Я бы даже не знала, что сказать о нем, если она спросит.
Джим выглядел смущенным. – Конечно, как я не подумал. Я сам виноват. Вас надо познакомить! – Джим промокнул губы салфеткой и вскочил, как будто от этого зависела судьба мира. – Пошли, давай скорее исправим ошибку!
У меня в очередной раз зазвенели звоночки в голове. – Ну, не знаю… вообще-то, поздновато что-то планировать, нет?
- И с каждой минутой становится все позже, - ответил Джим и, схватив меня за руку, поволок к выходу.
Казалось, весь мир вокруг нас несся вскачь. Когда вы рядом с Джимом, все проникнуто какой-то особой важностью. Пятью минутами меньше или больше – неважно. Но только до тех пор, пока вы не связались с Джимом Кирком. Внезапно, пять минут становятся жизненно важными. Время не меняет свой ход, но меняется само восприятие, когда он рядом и подстегивает вас.
Выйдя из ресторана, он встал как вкопанный. Людям даже пришлось обходить нас. У Джима родилась какая-то идея.
- А давай сэкономим время и воспользуется вот этой штукой, - он вынул карманный коммуникатор. – Вообще-то, я должен пользоваться им только по служебной необходимости, но… - Он замолчал и робко улыбнулся, - … думаю, сейчас без него не обойтись.
- Тебе видней, - сухо откликнулась я. – Ты тут капитан.
- Кирк вызывает Энтерпрайз.
Ему ответил глубокий мужской голос. – Спок слушает.
Где-то я уже слышала это имя.
- Мистер Спок, здесь, рядом со мной, стоит один очень интересный человек. И я настаиваю, чтобы вы с ним познакомились. Сдайте смену мистеру Скотту и отправляйтесь сюда. Немедленно!
На другом конце, казалось, задумались, - мистер Скотт находится в увольнительной, а поэтому не может сменить меня.
- Ммм… Ладно. Тогда пусть вас сменит Зулу…
- Мистер Зулу тоже спустился на планету.
- Спок, КТО остался? Чехов?
- Мистер Чехов также в увольнительной. На борту мистер Лесли.
- Прекрасно! Отлично! Сдайте смену мистеру Лесли и спускайтесь сюда, немедленно. Засекайте координаты.
- Можно узнать, на каком основании…
- Спок, это конфиденциально. Спускайтесь немедленно, это приказ. Конец связи.
Мне было так странно стоять там и ждать. Все нас обходили. Но Джим, казалось, чувствовал себя полностью в своей тарелке. Я начинала понимать, что таков уж он есть. Для него «здесь» - это всегда лучшее место, а «сейчас» - лучшее время. И когда он в гуще событий, то находится на своем месте.
Над газоном в нескольких метрах от нас возникло сияние. А внутри него показался силуэт высокого стройного мужчины. Сияние гасло, а силуэт становился все более отчетливым.
Он выглядел необычно, но мне пришлось приглядеться, чтобы понять, почему. Это был не человек.
Увидев мое удивленное выражение, Джим улыбнулся и подмигнул мне. – Спок! Мы здесь! – крикнул он мужчине.
Мужчина увидел Кирка и потихоньку двинулся к нам. Чем ближе он подходил, тем более странным казался мне. У него были вздернутые брови, которые придавали лицу суровое выражение. А уши оказались заостренными.
- А! – воскликнула я, - так он… вулканец!
- Точно!
- Я их видела только на фотографиях.
- Тогда ты будешь приятно удивлена! – пообещал он и обернулся к подошедшему вулканцу. – Мой дорогой мистер Спок, я рад представить вам прекрасную мисс Джозефину Луис Ньюман. Можешь звать ее Джо.
Вукланец слегка наклонил голову и отозвался в формальной манере, - Как вы уже должно быть поняли из обращения капитана, меня зовут Спок.
- А я Джим. Так, все запомнили? Спок, Джо, Джим. Эй, Джо, что скажешь? Может, пойдем к тебе, а то здесь немного людно?
Вокруг нас начала собираться толпа зевак, которые как я раньше никогда не видели вулканца.
Джим пошел вперед. – Сюда, Спок. – Потом он вспомнил про меня. – Ох, где же мои манеры? – Он подал мне руку, - Мисс? – как джентльмен из какой-то старинной сказки. Ну разве не мило?
Честно говоря, я не была в восторге от идеи пойти ко мне, но это был лучший друг Джима, и мне не хотелось обижать их отказом. К тому моменту я уже была абсолютно уверена, что ни за что на свете не стала бы знакомить этого… это существо… со своими подругами, но пока не поняла, как мне от него вежливо избавиться. Согласившись пойти ко мне домой, я просто тянула время.
Джим не заметил моего смущения, а если и заметил, то не придал значения. Он был в приподнятом настроении. Не успели мы закрыть за собой дверь, как он включил музыку, подхватил меня и закружил по гостиной.
- Джим! – одернула я его. – Прекрати! Я даже не успела предложить твоему другу присесть или выпить чего-нибудь!
Спок стоял возле двери, заложив руки за спину, равнодушно наблюдая за нами. – Я ни в чем не нуждаюсь, - ответил он.
- Но это не так! – запротестовал Джим, а потом повернулся ко мне. – Основные потребности у вулканцев ничем не отличаются от человеческих. Они едят, пьют и все прочее, так же как мы. – Ты не должен говорить, что ни в чем не нуждаешься, это неправильно. Она никогда раньше не встречала вулканцев. Из-за тебя у нее сложится неверное представление.
- Согласен.
Джим перестал кружить меня, но все еще сжимал в объятьях.
- Спок не является официальным послом, но все же, он - представитель своей расы для жителей других миров, которых мы встречаем. – Пояснил мне Джим. – Многие никогда не встречали вулканцев. Да что там вулканцев, я знаю многих, кто и человека-то никогда не видел. И тогда я тоже представляю все человечество, точно также как Спок представляет свой народ.
- Это просто ужасно! – рассмеялась я, высвобождаясь из объятий Джима. Может, Споку и не хотелось выпить, а мне так очень. Направляясь к бару, я заметила – Ты самый нетипичный землянин, Джим Кирк, которого только можно себе представить!
Джим подошел ко мне, снова обнял и легко коснулся моих губ поцелуем. – Я буду считать это комплиментом!
- Это и был комплимент! – хихикнула я и, краснея, снова отстранилась от него. Я не имела ничего против такого энтузиазма, но мне было неловко от всех этих интимностей на глазах этого… чужака. Внезапно я поняла, что должна немедленно поговорить об этом с Джимом. – Джим, можно тебя на минутку?
- Конечно!
Я затащила Джима в спальню. В моей крошечной квартирке это было единственное место, кроме ванной, где мы могли поговорить с глазу на глаз, а в ванную все равно пришлось бы идти через спальню.
В нашу первую встречу, Джим неодобрительно высказался по поводу того, что у меня кровать стоит у стены. Он сказал, что если в кровати двое, она должна стоять посреди комнаты, чтобы при пожаре или другом несчастном случае ее можно было покинуть с обеих сторон.
Я потом передвинула кровать. Он удивился, когда увидел, и хотел поговорить об этом, но я не за тем его туда притащила.
Я прошептала – Джим, послушай меня. Ты должен как-то объяснить своему другу, что никто из моих подруг не сможет с ним встречаться. Не хочу задеть его чувства или твои, но это правда. Ты сможешь сказать ему об этом? Не хочу, чтобы он терял время на бесполезные надежды.
Я промолчала о том, что мне не терпелось поскорее остаться наедине с Джимом.
- Джози, солнышко, ясное дело. Сейчас уже поздно что-то такое организовывать. И он это прекрасно понимает. Не беспокойся об этом…
Ну слава богу!
- … но я был бы очень признателен тебе, если бы ты просто немного пообщалась с ним, чтобы у него была возможность побыть рядом с женщиной в неформальной обстановке.
Я сомневалась, что это будет ценный опыт, и так прямо и заявила Джиму. – Разве у вас на корабле нет женщин, с которыми он может пообщаться?
- Понимаешь, это совсем другое. Мы живем и работаем бок о бок. Они для него как сестры. Ему недостает обычного, повседневного общения с женским полом.
- Ну а я-то тут причем?
Джим уставился на меня, как будто не мог поверить, что я могла сморозить такую глупость.
- Джози… таких шансов один на миллион. Спок уникальная личность. Ты никогда в жизни можешь больше не повстречать такого как он. Пойди, поговори с ним – ты будешь потрясена! Он бесконечно умный, очень талантливый. О чем бы вы ни заговорили, ты получишь уникальный, свежий взгляд на вопрос. Поверь мне, потом ты будешь мне благодарна. Просто дай ему шанс. Пожалуйста. Ради меня.
На этом я сломалась. Я просто не могла ни в чем отказать ему.
Когда мы вернулись в гостиную, то застали Спока рассматривающим мои книги.
Джим радостно похлопал Спока по плечу. – Спок, в этой комнате диван не ради мебели пылится. На диванах люди сидят. – Джим широко улыбнулся, сначала Споку, потом мне. – Присаживайся и расслабься!
Спок осторожно опустился на диван, как будто для него это было абсолютно новое впечатление.
- Не в центр, там сядет Джо. Ты садись рядом, а я с другой стороны.
Вот это да. Настоящий контрол-фрик. Джим открывался с какой-то новой стороны, которую я не была готова увидеть.
Спок послушно пересел, не сказав ни слова, пока я наливала себе выпить.
- Джим, попробуй местного вина. Оно неплохое.
Джим подошел ко мне и взял бутылку.
- Щенячьи лапки? Щенячьи лапки! – Джим показал бутылку Споку. – Местный колорит! – Он покачал бутылку на руке и рассмеялся, тряхнув головой. Вино из щенячьих лапок! – Он объяснил мне. – Спок вегетарианец. Чтобы убедить его попробовать это вино, придется доказывать, что оно не делается из щенят!
Я рассмеялась и сказала Споку – Это ягодный кустарник, как малина. Первые поселенцы дали название из-за его цветов. Они по форме напоминают собачьи следы.
- Интересно, - ровно отозвался Спок. Он сидел на диване прямо и неподвижно.
- Ты чертовски прав, Спок, - откликнулся Джим, - вино очень интересное. Попробуй глоточек. Это будет маленьким приключением. Разве не для этого мы пошли в Звездный Флот? Чтобы получать новый интересный опыт?
Спок поднял бровь. – Действительно.
Джим отхлебнул еще вина и одобрительно кивнул. Он подал бокал Споку, и тот молча принял его. Потом Джим уселся на другой конец дивана и похлопал по нему, улыбаясь мне. Я подошла и села рядом с ним. Спок не торопился пить свое вино. Интересно, чего он ждет?
- Тост! – воскликнул Джим и поднял свой бокал. Спок и я подняли в ответ свои. – За новые впечатления и новые знакомства. За новых друзей! – Он чокнулся со мной, потом потянулся к Споку. Тот снова колебался. Все-таки он чокнулся со мной и из вежливости сделал один глоток.
Кажется, за весь вечер он больше не пил.
Так мы и сидели рядышком и разговаривали о литературе. Спока заинтересовали книги из моей библиотеки. Он действительно произвел на меня впечатление. Он глубоко мыслит и много знает. Даже об очень узкоспециальных вопросах. Например, он подробно и терпеливо ознакомил меня с ключевыми аргументами обеих сторон в споре о том, являлся ли Шекспир на самом деле автором работ, приписываемых его перу. До того момента я даже представления не имела о том, что кто-то ставит это под сомнение.
Где-то посреди беседы я начала физически осознавать присутствие вулканца. Это было странное ощущение. У него была своя, особая аура. Совершенно не похожая на солнечную ауру Джима, но по-своему привлекательная. Находиться рядом с ним было приятно. Он притягивал меня. Но это было похоже, скорее, на силу гравитации. Я чувствовала его воздействие на себе. Это было очень незнакомое ощущение. Приятное, но немного пугающее. Джим почувствовал, как я дрожу, и взял мою руку, чтобы успокоить.
Джим тоже очень умный. У него есть забавная манера перефразировать то, что говорит Спок, более понятным и остроумным языком. Он прекрасно ориентировался во всем, о чем рассказывал Спок, и часто вставлял меткое и точное слово. Он мог суммировать то, о чем Спок говорил пять минут, в одном коротком емком и забавном предложении. Можно было задать Споку любой вопрос, он давал исчерпывающий ответ, а Джим подытоживал. Так это и шло по кругу, пока не достигало той интеллектуальной высоты, когда продолжать игру становилось затруднительно.
Мы с Джимом несколько раз подливали себе вина, а бокал Спока оставался нетронутым.
Зазвучала песня, которая нравилась Джиму. Он поднял меня с дивана и закружил в танце. На этот раз я не возражала. Мы наслаждались музыкой и на несколько минут совершенно забыли о Споке. Я снова подумала о том, как бы мне хотелось уже остаться наедине с Джимом, и взглядом я попыталась сказать ему об этом. Казалось, он меня понял. Когда началась следующая песня, мы продолжали танцевать, потому что на этот раз это была моя любимая.
Я никогда еще так раскованно не танцевала. И дело было не в том, что я была пьяна. В воздухе было разлито волшебство. Я не видела ничего, кроме Джима. Все остальное перестало существовать.
Мы с Джимом поцеловались. Раз, другой. И мы все продолжали целоваться. Конечно, в этом не было ничего такого, будь мы одни. Но мы не были одни. Я как будто совершенно забыла в тот момент о вулканце. Потом, когда я думала об этом, я поняла, что это было, наверное, что-то вроде гипноза. Вулканец делал это со мной.
Оказалось, он обладает телепатическими способностями. Я слышала, что вулканцы контактные телепаты, но Спок проделывал это со мной, не дотрагиваясь и пальцем. Он все время сидел на другом конце комнаты.
Мне не было страшно или стыдно, хотя я смутно помню, что он был там и смотрел на нас. В какой–то момент, я почувствовала, что он совсем рядом и наблюдает за тем, как Джим раздевает меня, но мне почему-то было на это наплевать.
Потом Джим скинул одежду с себя, и мы продолжили танцевать нагишом. Затем мы занялись любовью. Проводя пальцами по волосам Джима я наткнулась на руку Спока. Это было шоком. Потом я почувствовала что-то еще. У меня было ощущение, как будто я опустила руку в теплую воду.
Мой мозг вспыхнул, как будто все неиспользуемые клетки внезапно ожили, но просто так, не ради выполнения какой-либо работы. Внезапно я поняла многие вещи. Например, я увидела, что Спок – наполовину человек. Только представьте себе: союз вулканца и землянки. Надо же.
Я бы никогда не придумала ничего подобного. Это не было плодом моего воображения. Через связь Спока с Джимом я смогла заглянуть в его мысли. А потом в мысли самого Спока, а он без сомнения исследовал меня.
Спок присутствовал в моем сознании. Он пронесся через мой разум как огромная волна чистого любопытства. Я это чувствовала. Как будто моя голова была кошельком, а чья-то рука зачерпнула в пригоршню монеты и высыпала их обратно, просеяв сквозь пальцы.
Мне не было страшно. Я чувствовала только огромное удивление. Потом я как будто посмотрела на всех нас со стороны, прижатых друг к другу, и испытала какой-то благоговейный ужас. Джим и я были полностью обнажены, а на Споке были приспущены брюки. Мы лежали на боку прямо на полу. Джим был в центре и трахал меня, а Спок… о боже… он был в Джиме.
Но в тот момент у меня даже мысли не возникло то том, что все это значит – настолько я была не в себе.
Думаю, если бы все шло так, как планировал Спок, я вообще бы не заметила его присутствия. Он уставал, и я случайно видела какие-то кусочки реальности, которые иначе никогда не прорвались бы в мое сознание. К тому моменту, как я начала соображать, что происходит на самом деле, все это продолжалось уже несколько часов.
Не знаю, как мне это удалось, но когда Спок попытался внушить мне мысль, что он ушел рано вечером, и ночью мы были наедине с Джимом, я сумела заблокировать его попытку. Он почувствовал мое сопротивление и отступил. Я удивилась, но он дал мне понять, что отнесся с уважением к моей воле, хотя и не считал себя обязанным поступать так.
Через его связь я попыталась достучаться до Джима, но он не позволил. Тогда я отстранилась от них обоих – сначала мысленно, потом физически. И побежала в туалет.
На обратном пути я захватила из спальни одеяло. Джим был без сознания от усталости. Спок был полностью одет и сидел на своем прежнем месте на диване, его забытый бокал с вином стоял нетронутым на журнальном столике.
Я укрыла Джима одеялом и оставила досыпать на полу, а сама нырнула в спальню. Мысли разбегались. Мне очень хотелось принять ванну, но больше всего мне хотелось одеться и вернуть самообладание. Я накинула что-то практичное и намеренно асексуальное и, застегнувшись на все пуговицы, вернулась в гостиную, чтобы поговорить со Споком о том, что здесь произошло.
Его нигде не было. Неужели он просто ушел, ничего не сказав напоследок?
Но нет, он не ушел. Я нашла его на своей маленькой кухоньке. Он осматривал содержимое моих полок с едой также внимательно, как до этого недра книжного шкафа.
- Неужели вы надеетесь, что я вас еще и накормлю в придачу? – спросила я.
Он обернулся - поза выверена, осанка безупречна - и внимательно посмотрел на меня.
- Мисс Нойман, - протянул он. – Вы уже и так были слишком добры к нам. Спасибо за ваше время и гостеприимство. Этого достаточно.
- Достаточно? Еще бы не достаточно! То, что вы сделали… то, что здесь произошло прошлой ночью… Я не давала своего согласия. Я прошу вас немедленно покинуть этот дом!
- Как вам будет угодно, - ровно ответил он и пошел мимо меня к двери.
- Как вы могли? – крикнула я ему вслед. – Какое вы имеете право так вмешиваться в наши с Джимом отношения? Как вы осмелились вторгаться в нашу жизнь? Это неправильно! Неужели вы не понимаете?
Спок замер, уже положив руку на ручку входной двери, и обернулся ко мне.
- Я могу спросить вас то же самое, мадам. – Ответил он невозмутимо. – Джим – мой супруг.
Я чуть не задохнулась от неожиданности, сердце бешено забилось в груди. – Нет… - прошептала я, но знала, что он говорит правду. Я видела их мысли.
- Как… как такое возможно? Как это случилось?
- У меня к вам такой же, не менее интригующий вопрос. Откуда взялись вы?
Я переместила в центр комнаты и понизила голос. Я не хотела разбудить Джима. – Это не я взялась. Это он вошел в мою жизнь.
Вулканец медленно кивнул. – Я вам верю. В моей жизни он появился также внезапно.
- Ваша история здесь не при чем. Вы и Джим… это противоестественно!
И тут раздался голос Джима. – Интересно, что бы это значило?
Обернувшись ко мне, Спок сказал, - Прелестно. Какие у вас узкие взгляды, мисс.
Джим привстал. – О чем это вы двое тут говорите?
- Джим. Очень хорошо, что ты проснулся. Я ухожу и оставляю тебе продолжение нашей дискуссии с мисс Нойман. Я возвращаюсь на корабль.
- Спок… погоди. Нет… иди. Все нормально, мы потом с тобой поговорим.
Джим упал обратно на пол и накрылся одеялом с головой. Спок вышел, и я закрыла за ним дверь. Потом я пошла в ванну и приняла горячий душ. А после этого я упала в постель – я умирала от усталости.
Я проснулась от ощущения, что Джим лежит рядом со мной в кровати, обнимая одной рукой. Он был горячий, как печь.
Я немного подвинулась, пытаясь улечься поудобнее. Он сильнее прижал меня к себе. Я чувствовала тепло его тела, его обжигающее дыхание на своей шее, и я так хотела его. У меня на глазах выступили слезы. Мои инстинкты кричали «да» - его прикосновению, его присутствию в моей постели, чувствам, которые он рождал во мне – всему его существу. Больше всего на свете мне хотелось, чтобы он мог быть моим. Но я понимала, что это невозможно.
Потому я собралась с силами и встала. Слава богу, с моей стороны кровати теперь тоже можно было встать.
Я пошла на кухню и сварила земного кофе. Запах разбудил Джима и скоро он появился в дверях, в одном белье.
Эта его бритая грудь. Так я и не спросила его об этом. Нам было что обсудить.
Джим сказал – Не стоило тебе говорить Споку, что его чувства ко мне противоестественны. Его чувства также естественны для него, как твои – для тебя. Для него вообще не существует нормы. Он единственный в своем роде. Женщин его вида не существует, так что у него даже нет выбора. Он уникальное существо. Одинокий как сам господь бог. Никто не может сказать ему, что для него правильно, а что нет. Ему приходится искать свой собственный путь. Я просто… пытался помочь ему, и так оно… и произошло.
- Я бы никогда не связалась с тобой, если бы знала о нем.
- Но мы с тобой не были хорошо знакомы! Как я мог рассказать тебе? Какое тебе вообще до этого дело? Мы встретились только вчера!
Невероятно! Я просто обалдела от подобной наглости.
- Джеймс Ти Кирк, ты просто шедевр! Не отказывайся от Тиберия. Тебе подходит это имя.
- Да что с тобой такое?
- Что такое? Ах ты… ты! – крикнула я. – Тебе не нравится, что я оскорбляю чувства твоего драгоценного Спока, а сам ты, не думая, разбиваешь и его и мое сердце! Почему ты просто не оставил нас обоих в покое! По крайней мере, мог бы не связываться со мной! Убирайся! – кричала я. У меня из глаз брызнули слезы.
Он вскочил и крепко обнял меня. Я попыталась оттолкнуть его, но без толку. Я была в ярости, готова была убить его, но потом я просто сдалась, обмякла в его руках и разрыдалась.
- Как ты мог? Как ты смел притащить… это существо… в мой дом… и позволить ему сделать такое со мной?
- Ну ладно, ладно… - он тихонько покачивал меня. – Что такого случилось? Что он ужасного сделал? Никто не пострадал. Ничего не поломано, не украдено, все в порядке…
Я задергалась и попыталась вывернуться и ударить его. – Все НЕ В ПОРЯДКЕ! Ты выставил меня полной дурой! Как ты мог!?
- Да о чем ты! – закричал в ответ Джим. – Что случилось? Да, я виноват. Это я во всем виноват, Джо! Прости меня, Джо! Мне очень, очень жаль! Я не хотел обижать тебя, я не хотел, чтобы ты плакала. Я хотел тебе только хорошего. Мы же люди! Мы нужны друг другу, нам это было нужно! – Он прижал меня к груди, голос его потеплел. – Ты нужна мне. Ты нужна мне, Джо.
Его слова звучали искренне. Он пытался посмотреть мне в глаза, но я отворачивалась. Хотя я больше не пыталась вырваться из его объятий.
- Я человек, Джо. – Прошептал Джим. – Мне нужен человеческий контакт. Ты не представляешь, сколько это для меня значило, как сильно я этого хотел. Джо? Джо, милая. Пожалуйста, посмотри на меня.
Нет.
- Джо? Джози? Джозеф?
- Не зови меня Джозеф! – закричала я в ярости. – Я не один из твоих дружков!
Он замер. – Ладно. Я сам это заслужил.
- Ты еще не такого заслуживаешь! – я продолжала отбиваться от него.
Он отпустил меня. – Может мне просто вручить тебе палку, чтобы ты меня побила? Тебе станет легче?
- Где ты найдешь такую большую палку? – парировала я.
- Сейчас посмотрим! – Он скрылся в спальне и немедленно вернулся, таща за собой напольную вешалку. – Эта подойдет?
Эта выходка подействовала на меня как ушат холодной воды. – Ты что, идиот?
- А что? Это уже слишком? Или недостаточно? Ладно. – Он отбросил вешалку назад через плечо и уставился на меня, упершись руками в бедра, подзадоривая. – А у тебя нет случайно деревянных половников? Знаешь, бывают такие – большие, с длинной ручкой?
Я покачала головой.
- Нет? Ну так как – ты меня прощаешь?
Я кивнула. Мне очень хотелось причинить ему боль, но не так. Я подозревала, что физическая боль только доставит ему удовольствие. Я могла бы простить его, но это ничего бы не изменило.
Он не заслуживал прощения.
Мы смотрели друг другу в лицо – он - раскрасневшись от возбуждения, я бледная от ярости.
Джим пожал плечами. - Ладно. Давай просто забудем об этом. Только я кое-что объясню тебе. Я не разбивал Споку сердце. Я бы никогда этого не сделал. Его эмоции не такие как у людей. У него тоже есть чувства, но он их контролирует. Я никогда не обещал ему моногамных отношений, а он никогда и не требовал этого от меня. Мы понимаем друг друга. Мои отношения с женщинами касаются только меня. Он никогда прежде не вмешивался, наверное, почувствовал, что ты – это особый случай. Очевидно, он подумал, что ты можешь с этим справиться, но ошибся. Все ошибаются.
- Это ты ошибаешься. Он вмешивается все время. Но заставляет тебя забыть.
Джим рассмеялся. Потом посмотрел на меня помрачневшим взглядом. – Ты с ума сошла. Зачем это ему? Джозефина, посмотри на меня. Я прошу!
Я посмотрела ему в глаза. Его взгляд посерьезнел.
- Он бы никогда так не поступил, - начал он твердо.
- Но тем не менее, он это сделал, - настаивала я. – Он и мне попытался стереть память, но у него не вышло. Ты знаешь его не так хорошо, как тебе кажется. Ты же не ждал от него ничего подобного прошлой ночью?
- А что такого вчера произошло?
Мы сидели на кухне, перед нами на столе стояли чашки с кофе. И мы сверяли свои воспоминания. Я не удивилась, когда выяснилось, что версия Джима существенно отличается от моей.
- Мы раздевались во время танца? И танцевали голыми? Я этого не помню! – признался Джим, пряча в ладони улыбку.
- Зато я прекрасно помню.
- Ух ты! – воскликнул Джим, опершись рукой о подбородок, его глаза сверкали. – Звучит неплохо. Зачем Споку заставлять меня забыть об этом?
- Может быть, ты слишком сильно наслаждался происходящим.
Джим молча потягивал свой кофе, опустив глаза.
- Может быть, ты права, - наконец сказал Джим. Тихо и твердо он добавил, - Нам со Споком придется серьезно об этом поговорить.
- Может быть, вы уже говорили, - сказала я. – Но без толку.
В глазах Джима промелькнула боль. Я знала, что сделала свое дело. Мне было жаль говорить то, что я сказала, но кто-то должен был открыть ему глаза. Иногда приходится быть жестоким во благо, Джимми-бой.

URL записи

@темы: star-trekking across the universe