09:55 

Цена Феникса. Глава 23

aka Sage
twinkle, twinkle, little star
ГЛАВА 23

Не вычитано

- И правда, - откликнулась коммандер.
Джеймс наклонился к ней, чтобы поцеловать, но она твердо обхватила его лицо своими руками, касаясь пальцами висков и кончиков острых ушей.
Ничего не значащий поцелуй среди звезд годился для людей, таких, каким был капитан Кирк.
Но это ее невинный принц, независимо от сценария, который будет принадлежать ей в ее собственном мире, каким бы ни было его происхождение, и он должен принадлежать ей по обычаям ее мира.
Она удерживала его на месте со всей своей силой и дотронулась до его разума самой древней связью разумов, лишенной вулканской сдержанности.
Вулканская связь все еще присутствовала в разуме Джеймса. Так дальше не пойдет, но в данный момент ее это не остановило. Джеймс замер под ее прикосновением, едва дыша, и она чувствовала, что Джим тоже ощущает ее присутствие через связь, но и это ее не остановило. Сегодня для них почти не осталось секретов друг от друга.
Но она не стала углублять связь. Какие-то вещи должны оставаться личными.
Но от желания соединить разумы с Джеймсом ее не удержало присутствие зрителей.
Это был не простой поцелуй, и по его телу прошла волна дрожи. Но она чувствовала его непоколебимую силу, которая могла сравниться с ее собственной.
Она сама едва дышала.
Все в комнате замерли, даже доктор.
И вдруг эту тишину прорезал – даже не звук – а ощущение чужого присутствия.
У нее по спине пошли мурашки, она обернулась к беззвучно мерцающему транспортеру, где возникала массивная фигура, которая могла принадлежать лишь одному существу в галактике.
Омнэ.
Это было невозможно, он не мог попасть на корабль, находящийся вне пределов зон действия транспортеров.
Но она не стала тратить время на анализ возможностей.
Она бросилась к нему, чтобы схватить сразу же, как только он полностью материализуется на площадке транспортера. У вулканца был при себе фазер, он может оглушить ее вместе с Омнэ, пока она удерживает его. Спок должен сообразить, что делать.
Она со всей силы обрушилась на массивную фигуру, ударив ребром ладони по горлу, а другой рукой пытаясь выбить оружие.
Но Омнэ даже не попытался поднять свой револьвер. Время как будто замерло, бесконечно долгое мгновение она ощущала жар прижатого к ней тела Омнэ, видела, как вулканец достает фазер, Джеймс и Джим бросаются к ней…
В ту же секунду Омнэ подхватил ее, рыча, и швырнул в вулканца. От удара они оба упали на пол.
Сквозь затуманенное болью сознание, она поняла, что будь они оба людьми, то от такого удара были бы уже мертвы.
Джеймс был рядом с Омнэ.
- Нет, Джеймс! – крикнула она по связи, вскакивая на ноги.
Но было уже поздно. Он подпрыгнул и изо всех сил ударил Омнэ ногами. Возможно, для человека удар был и неплох, но Омнэ даже не пошатнулся под ним, схватив Джеймса в охапку.
Джим сорвался со своей койки, но один удар руки Омнэ, в который он не вложил и пол силы, отбросил его на коммандера.
Вулканец бросился на него, движимый жаждой убийства.
Омнэ ударил его коленом под ребра, и от боли Спока завибрировала связь, но он упрямо тянулся к горлу гиганта. Омнэ ударил его кулаком по спине, и Спок упал на колени, а от второго удара распростерся на полу.
И тут на него набросился Маккой. Хоть он и был недостаточно силен, но от того не менее бесстрашен.
От мимолетного удара Омнэ он отлетел.
Она пыталась отодвинуть Джима, чтобы вновь кинуться к Омнэ, но он рвался в схватку вместе с ней.
Внезапно Омнэ крикнул: - Довольно! – Одной рукой он удерживал вырывающегося Джеймса, а в другой был направленный на нее фазер. Не револьвер, который все еще висел в кобуре на бедре гиганта, а усовершенствованный фазер. И не понять было, настроен ли он на оглушение или на поражение.
Она не остановилась, понимая, что внезапность нападения – это их единственное преимущество, которое у них когда-либо будет против Омнэ.
В любой момент он мог исчезнуть вместе с Джеймсом.
Но если она нападут на него все вместе… Джим следовал за ней.
Она потянулась к глазам, к нервному центру под массивной челюстью, стараясь не задеть зажатого между ними человека.
Омнэ ударил ее рукой, с зажатым в ней фазером.
Она никогда еще не испытывала удара такой силы. Цепляясь за ускользающее сознание всеми возможностями разума вулканоида и, падая, она попыталась сбить Омнэ с ног.
Но он как будто врос в пол.
Легко, как надоедливое насекомое, он отшвырнул Джима на пытавшегося подняться Спока. Вулканец отодвинул Кирка и вновь бросился на Омнэ. Тот ударил его сапогом в челюсть.
Затем Омнэ отступил на шаг с изяществом танцора и сжал рукой горло Джеймса, который все еще пытался руками и ногами наносить удары по массивному корпусу и мощным ногам. Омнэ приставил фазер к виску Джеймса.
Его сознание проваливалось в темноту, и коммандер вновь крикнула. – Джеймс, хватит!
И на этот раз он подчинился, возможно, потому что ему не оставалось ничего другого.
Как и всем остальным. Может быть, она или Спок еще могли бы попытаться, но от выстрела фазера, установленного на крайнюю степень оглушения, Джеймс мог умереть. Или Омнэ мог сломать ему шею.
К тому же, они со Споком не смогли бы драться в полную силу. Здесь были люди. Связь и резонанс вибрировали их болью. И, приходилось признать, боль вулканца и ромуланки вносила свою лепту.
Она чувствовала горечь поражения, но ее заглушал металлический привкус паники.
Омнэ не ослабил свою хватку на горле Джеймса.
Она опустилась на колени. – Остановись! – попросила она с мольбой в голосе.
- Это просто просьба? – пророкотал Омнэ.
- Я… умоляю, - выговорила она.
Она увидела, как на губах Омнэ заиграла волчья ухмылка. – Ты говоришь за себя?
- Да, - ответила она с гордостью.
- А что скажешь ты, Спок?
- Я тоже, - откликнулся Спок.
Омнэ почувствовал, что Джеймс теряет сознание и, наконец, ослабил хватку. Джеймс упал бы на пол, но гигант подхватил его.
- Убийца! Ты убил его! – Крикнул Маккой, поднимаясь на ноги. В его голосе звучали истерические нотки – Пусти меня … - он потянулся к Джеймсу. Не без жалости она подумала, что доктора не в чем винить. Только их с Джеймсом связь подсказывала ей, что человек все еще жив.
А потом она увидела, что доктор спрятал в ладони гипошприц и тянется к плечу Омнэ.
Ее лицо хранило беспристрастное выражение.
Но Омнэ отступил на шаг – спасло ли его сверхъестественное чутье или желание оттащить Джеймса подальше, но он увидел шприц.
Он ударил Маккоя по запястью рукояткой фазера, и тот закричал от боли, выронив шприц.
Омнэ вновь приставил фазер к виску Джеймса, и тот слабо заворочался.
Омнэ рассмеялся.
- Даже добрый доктор полон сюрпризов. Надеюсь, вам понравился мой?
На нем не было ни царапины, как на свежеотчеканенной монете. Все они чувствовали исходящую от него силу, как будто ему и правда удалось возродиться.
Восстать как фениксу из пепла.
Черный Омнэ.
Он действительно первый, - подумала она, - первый бессмертный, вернувшийся, откуда еще никто не возвращался.
Конечно, он не смог удержаться от хвастовства.
- Мы ждали тебя, - сказала она, вставая на ноги, с трудом превозмогая боль.
Он вновь рассмеялся. – Не думаю, моя дорогая, что это правда. А следовало бы. Когда же вы поймете, что никогда постигните всех моих возможностей до тех поп, пока я не обращу их против вас?
Спок поднялся с пола, но медленно, - его едва залеченные ребра снова треснули, руки, колени. Боль ослепляла их всех по связи, пока он не взял ее под контроль. Джим поддерживал вулканца. На этот раз человек почти не пострадал, но и на нем сказался шок от ощущения удушья, которое испытал Джеймс, от всей боли, что им пришлось вытерпеть за этот день, от появления вездесущего Омнэ. Маккой сидел на койке, баюкая запястье. Похоже было, что оно сломано.
Потрепанная команда против целого и невредимого монстра.
Из них всех после того, что им пришлось пережить сегодня, лишь она одна была более-менее способна драться. Но в какой-то момент мускулы и вес перевешивали, и эта воплощенная и неубиваемая воля, которой обладал Омнэ.
Но и ее воля была не менее сильной. Теперь ей должны будут служить разум и воля. Ее собственные. Пусть он продолжает болтать. Где же мистер Скотт, неужели не сработала тревога при проникновении на борт? Понял ли он, что вторгся всего лишь один единственный человек? И что он намерен делать?
- Империя много бы заплатила за транспортер, который работает на таком расстоянии, - сказала она.
Омнэ не попался на ее удочку. – Давай не будем терять время на разговоры о технике, дорогуша. В галактике есть только один механизм, который теперь имеет значение – и я его владелец.
Она кивнула, соглашаясь. – Это правда. Он работает. Настоящий триумф. Давай обсудим цену.
Он рассмеялся своим волчьим смехом. – Моя дорогая, не пытайтесь мне льстить. Мне это ни к чему. Я бы и сам мог похвастаться процессом, если бы захотел.
- А я, если захочу, могу признать, что ты воспользовался последним шансом и выиграл финальную битву.
Ей пришлось смягчить свой жесткий тон, чтобы он поверил в ее признание, и по выражению его черных глаз она увидела, что он действительно польщен.
- Да, - просто отозвался Омнэ, - я выиграл.
Джим чуть придвинулся к ней, но молчал, как и вулканец. Джеймс тоже не шевелился, пытаясь утихомирить даже свои мысли, чтобы не помешать ей.
Ее отвлекали связи и резонанс, вибрирующие болью, и подсознательные мысли Джеймса, из которых единственной, вселявшей надежду, была мысль о Скотти. Но она бы не обменяла ни малейшей частицы связи в обмен на всех принцев империи, потому что только связь могла бы помочь ей найти Джеймса.
- Ты стал первым, - обратилась она к Омнэ. – Фениксом, восставшим из пепла. Огнедышащим драконом.
- Да, - просто подтвердил он, но затем иронично улыбнулся. – Ну а как же Джеймс?
- Джеймс не умирал.
- Нет. – На секунду черные глаза затуманились от воспоминания. Теперь они стали еще более бездонными, чем прежде, открывая слой за слоем глубины, как будто прежний обсидиан стал прозрачным. Во взгляде появилось что-то новое, как будто смерть прожгла в них что-то до самой сути. – Вы были недалеки от истины, коммандер. Из всех живущих лишь я один не покорился смерти, но я единственный, кто сделал это, и все же не проиграл. Я должен был умереть первым, так и случилось.
- Значит, - медленно протянула она, - вы слышали запись нашего разговора в центре управления?
- Естественно, моя дорогая. Со всех мониторов производится автоматическая запись. Весь этот день полностью сохранен для истории.
Она почувствовала, как Джим беспокойно переступил с ноги на ногу рядом с ней.
Что ж, с этим ничего не поделаешь. – Надеюсь, не много возможностей я упустила? – спросила она с долей вызова.
- Десятки, - откликнулся Омнэ. – Сотни.
Она улыбнулась уголком рта. – Просветите меня.
Омнэ улыбнулся в ответ, давая понять, что он прекрасно понимает, что она задумала, но может позволить себе подыграть ей. Но под улыбкой она внезапно разглядела дикую ненависть, которая родилась в схватке и не растворилась в ней. Пока Омнэ держал себя в руках. Но он не простил им ни их победы, ни своей смерти.
- Вы стали свидетелями противопоставления моего процесса любви, - сказал Омнэ. – Представьте себе испытание ненавистью, злобой, слабостью, жаждой власти, человеческими слабостями. Подумайте, устоят ли даже воплощенные сила и добродетель. У вас были преимущества. Джим и Джеймс – выдающиеся существа, и у них была исключительная поддержка. – Омнэ кивнул на нее саму и Споку. – А представьте себе королей, императоров, президентов, которые однажды проснутся и обнаружат своих двойников. Нельзя полагаться на то, что у них достанет такого же благородства, как у наших первенцев. Даже они с трудом прошли это испытание. Но подумайте, вдруг у них даже не будет возможности понять, кто из них оригинал, а кто – реплика? Каждый из них будет бороться за свое законное место. Другой будет объявлен самозванцем. Как отличить одного от другого? Не у каждого найдется друг вулканец, телепат, способный установить личность. А даже если такой и найдется – кого из двоих ему выбрать? По какому праву? Как им решить, кому отказаться от всего и уйти? Что случилось бы сегодня, моя дорогая, если бы Вас не оказалось рядом, чтобы предложить Джеймсу другую судьбу?
- Это приходило мне в голову, - проговорила она с трудом.
- И это лишь одна единственная возможность, - ответил Омнэ. – Существует бесчисленное число вариантов, сочетаний, неожиданностей, примитивных потребностей. Жажда обладания. Исследование философских проблем. Стремление к личному бессмертию.
- Не бесплатно, - мрачно проговорила она. – И цена может оказаться неожиданной. – Ну где же мистер Скотт? Сколько еще ей удастся тянуть время?
- Конечно, - ответил Омнэ. – Я полон сюрпризов. А вы пытаетесь устроить сюрприз мне самому? К примеру, мистеру Скотту уже давно пора было включить сигнал тревоги, если ему удалось засечь сигнал моего транспортера. А раз так, либо он пытается действовать, не привлекая к себе внимания, в надежде на что Вы и тянете время, либо у меня у самого припасена для вас неожиданность.
Она едва заметно пожала плечами, пытаясь не показать своего отчаяния от того, что Омнэ каждый раз оказывается на шаг впереди. Возможно, Скотти вообще не засек его сигнал? – Раз Вы так уверены, - откликнулась она. – Но все равно других соперников у Вас нет. Не стоит, однако, сбрасывать нас со счетов, мы можем подкинуть Вам сюрприз-другой. Так или иначе, Вы тут. Вы хотели, чтобы мы знали, что Вы живы. Можете поблагодарить нас за это, по крайней мере, капитана. Мы не уничтожили Вас, хотя и могли. Вы в долгу перед нами.
Омнэ покачал головой. – Я не считаю себя в долгу за упущенные возможности или обманутое благородство или, в особенности, за рационализацию базовых потребностей. – Он обернулся к Джиму. – Одна невинная жизнь, капитан? Хотите, я скажу Вам, почему Вы не уничтожили планету?
Кирк кивнул. – Я уже назвал причину. Но скажите мне Ваше мнение.
- Потому что речь идет о бессмертии, капитан. Вы не смогли пожертвовать победой над смертью. И Вы поймете, что уже продали собственную душу за это. И всю галактику.
Кирк выпрямился, и она поняла, что Омнэ сказал правду. Где-то в глубине души, Кирк знал, что он прав. В разуме Джеймса она прочитала то же самое. Кирк вскинул голову. – Это и вправду бессмертие, - отозвался он. – Вас могли бы вечно чтить за это. Но это Вы продали свою душу. Да, я хочу победить смерть. – Он обвел рукой звезды. – Для чего же еще мы тут? Чтобы учиться, узнавать, расширять возможности, любить. Кто готов пережить смерть любимого существа? Да, я не смог отказаться от этого. Я бы предпочел, чтобы ящик Пандоры оставался закрытым, и внутри него жила Надежда. Но я не хочу, чтобы бессмертие превратилось в оружие в Ваших руках. Я не продавал галактику. Мы будем противостоять Вам.
- Вы уже пробовали, капитан, - ответил Омнэ, напоминая об их поражении.
- Мы еще не закончили. Кто ты такой, чтобы заставить нас сдаться?
- Омнэ, - просто ответил гигант.
Кирк кивнул – Так и есть. Но мы не сдались. И ты проиграл сегодня. Ты встретился с любовью, и тебе не удалось победить ее.
- Она сама победит вас, - ответил Омнэ. – Капитан, Вам был нужен процесс, и не для галактики, а для самого себя.
Кирк замер. Она почувствовала, как напряглись его мышцы. – Я хотел получить процесс, - сказал он. – Но я жил без него раньше.
Он стоял, как будто ожидая удара. Она видела, как в черных глазах зажглась ненависть, а огромная рука стиснула Джеймса поперек груди.
Джеймс вскрикнул, а Кирк стиснул зубы. На мгновение ей показалось, что гигант потеряет спокойствие и бросится в нападение. Возможно, на это и рассчитывал Кирк.
Это стало бы выходом из патовой ситуации. Омнэ пришлось бы выпустить заложника, и он оказался бы спиной к дверной панели.
Скотт, должно быть, снаружи, и ждет только подходящего случая. А если и нет, она попробует справиться сама, с помощью Кирка и Джеймса, и даже вулканца, хотя у него и были сломаны ребра.
Она приготовилась к броску.
Но гигант взял себя в руки. Он улыбнулся волчьей улыбкой. – Я не поддаюсь на провокации, капитан. А Вы – поддаетесь. Именно поэтому я выбрал Вас для первой пробы. Видите ли, Вы жили без бессмертия, пока его не существовало. А теперь оно существует, и Вы знаете об этом и попробовали его на вкус.
Наступило долгое молчание. Она чувствовала по связи мысли каждого из них. Каждому из них долгое время приходилось существовать на пороге смерти, и они все же осмеливались любить. Это было необходимостью. Это было в природе вселенной, с которой человеку, всей разумной жизни, приходилось смириться навсегда. И это было невыносимо, но все же, с этим приходилось жить.
Но теперь природа вселенной изменилась.
Она решила наконец ответить за всех. – Мы готовы всем пожертвовать за это. Кроме самих себя.
- Вы все так считаете? – Спросил Омнэ, и в его глазах промелькнуло уважение, когда он почувствовал их практически осязаемое согласие. Даже Маккой поднял голову и встретил взгляд черных глаз ледяным презрением и несгибаемой гордостью, потому что тоже боролся со смертью на своем поле и часто терпел поражения, но снова и снова бросался в схватку.
Омнэ кивнул. – Значит, вы не готовы продать душу, знамя и честь?
- Мы не продадим то, что дает нам способность любить. – Ответила коммандер.
- Но такова цена Феникса, - ответил Омнэ и мрачно расхохотался. – И вы заплатите ее. Сегодня овцы в вас говорят в унисон. Но ваши волки придут ко мне поодиночке, молча, как и все волки галактики. Вы придете, когда выносить существование одновременно любви и смерти станет невозможно, когда вас сломит знание о возможности вечной жизни. Коммандер, у Вас трогательные планы относительно судьбы Джеймса в ромуланской империи. Что Вы станете делать, когда Ваш прекрасный, хрупкий принц однажды откажется склонить свою гордую голову и будет раскрыт? Или вас предадут – такое можно устроить, - и его бросят в имперские подземелья?
Он прав, что я буду делать? – спрашивала она саму себя, пытаясь справиться с подступающей тошнотой. Она решила перевести разговор на детали. – Мы обсуждали легенду с принцем только здесь. Получается, Вы слышали и этот наш разговор?
- Ну конечно, - мягко ответил Омнэ. – И он тоже записан. Должен заметить, Вы меня разочаровали. Вы могли бы уже понять, что у меня есть доступ к вашему интеркому. И вы слишком медлили. Могли бы отдать мне должное и убраться подальше на восьмом варпе. Но, видимо, вас извиняет то, что вы все еще не отошли от шока.
Она скривилась. Если честно, задержка волновала ее саму. Но она понимала, что промедление неизбежно. Нужно было сначала решить все вопросы – политические, медицинские, даже философские проблемы, дать улечься эмоциям. Это, как любой из них, мог бы признать даже вулканец. А возможно даже больше, чем любой из них. – Мы заслужили право на передышку, - ответила она. – И у нас были на то и другие причины. К тому же, мы не сказали ничего такого, чего Вы не могли бы логически заключить из простого факта появления Джеймса в империи.
Омнэ кивнул. – За исключением, возможно, лишь пикантной детали статуса принца. Но вы практически ни словом не обмолвились о своих планах относительно меня. А это, знаете ли, представляет проблему. Конечно же, я не могу допустить союза между Федерацией и Империей.
- Но Вы никак не сможете этому помешать, - возразила она. – Вы сами сделали такой союз возможным.
Омнэ кивнул. – И мне придется разрушить эту связь, пока она не достаточно окрепла. Это был осознанный риск. Мне необходимо было протестировать процесс на лучших представителях галактики. – Он слегка кивнул головой в их сторону. – Но я недооценил, насколько хороши могут оказаться эти лучшие.
Все они замерли как изваяния.
Она поняла это, только осознав, что не может даже кивнуть в ответ. И она по взгляду Омнэ и ненависти в его глазах увидела, что он понял. Для него их уважение и признание имеет цену. Но его дань им не имела для них никакого значения.
Невероятным усилием он взял себя в руки и медленно кивнул. – Не скажу, что мне было необходимо противопоставлять все лучшее в вас худшему в себе. Но так уж вышло и, возможно, вы не приняли всерьез мои цели в отношении галактики. Возможно Вы, коммандер, полагаете, что я буду сражаться с вами, чтобы установить в галактике свое господство. Но я гораздо опаснее. У меня нет желания становиться местечковым диктатором, даже в масштабе галактики. Вы на себе поймете, что настоящий сторонник свободы. Каким бы ни был потрепанным и затасканным этот идеал, и какой бы отщепенец его ни защищал.
Он смотрел на них с мрачной серьезностью, и на мгновение им всем открылась его неизменная цель – та ложь, которую он хотел услышать из уст, и которая стала правдой для него самого в тот момент, когда умерла любовь. Ей показалось на секунду, что она увидела в Омнэ, каким он был раньше – молодого, невинного. Неужели Омнэ когда-то был таким?
Но это мгновение прошло, и перед ним вновь предстал прежний Омнэ.
Но его лицо все еще сохраняло серьезное выражение. – Я не могу себе позволить ваш союз, даже если мне придется убить вас, чтобы предотвратить его. И в мои планы не входило дарить по Кирку каждой из сторон. Этого я тоже не допущу.
Он сильнее сдавил грудь Джеймса. Она напряглась.
- Ты не можешь никому никого подарить. – Проговорил Джеймс сквозь стиснутые зубы.
Омнэ рассмеялся. – Ну как же. Ты был создан мной, ты моя собственность. И мой трофей по праву победителя.
- Ты проиграл, - прорычал Джеймс.
Омнэ хохотнул. – Брось, принц. Не ты ли доказывал мне, что сила не аргумент. Теперь ты готов с этим согласиться? Но я выиграл не только с точки зрения силы. И заплатил за победу своей смертью. И все же я готов продолжить наш спор – у нас впереди долгие тысячелетия. Я никак не могу отпустить тебя на свободу. И одного Кирка уже более чем достаточно. Он будет объединять империи по всей галактике одну за одной, не оставив в этой стене ни лазейки для свободы. Пока во вселенной не останется ни одного свободного волка. За исключением, конечно же, меня самого. Но я стою всех остальных вместе взятых.
- Омнэ, - прервал его Кирк, - неужели твой волк побоится противостоять нам обоим?
Омнэ улыбнулся. – Конечно же нет, капитан. Можете присоединиться к нам. Я все еще до конца не решил, не забрать ли себе оригинал. Или обоих. Со временем ты не только покоришься мне, но и признаешь мою идею свободы. И такой Кирк мог бы мне пригодиться.
Кирк покачал головой. – И тысячи лет не хватит.
- У нас впереди целая вечность, - серьезно, без тени улыбки парировал Омнэ. – Но в данный момент Ваше исчезновение может поднять несвоевременную шумиху вокруг процесса. А исчезновение Джеймса пройдет незамеченным, поскольку его не существует.
- Если Джеймс исчезнет, шумихой Вы не отделаетесь, - констатировала коммандер.
Омнэ ухмыльнулся. – Не могу передать, как Вы напугали меня, моя дорогая. – Он пожал плечами. – К кому Вы обратитесь за помощью? К империи? К федерации? В женевскую конвенцию? И кого Вы назовете в качестве пленника? Капитана Кирка? Он на Энтерпрайзе. Капитана Кирка с изящными острыми ушами, в роли ромуланского принца? Моя дорогая, в своем ли Вы уме?
- Я и без посторонней помощи разорву Вас не куски, - ответила она, но понимала, что он прав. Если ему удастся вновь укрыться за своими защитными экранами на планете.. Она попыталась представить себе переговоры с представителями Омнэ, с делегатами конференции, попытку получить разрешение произвести розыск на планете. Нет. Нельзя позволить ему забрать Джеймса. Она должна будет пойти следом.
Возможно, ей удастся броситься в луч транспортера в момент перемещения.
Она поймала себя на том, что уже давно готова была к этому решению, собравшись для прыжка.
- Нет, - тихо предупредил ее Джеймс по связи, но она решила не тратить силы на бесполезный спор.
- Она получит помощь, - спокойно сказал Кирк, выступая вперед. – Между нами заключен союз. И ничто не сможет сокрушить его и нас самих. А что касается Джеймса, мои слова относительно ценности человеческой жизни распространяются и на нас самих. У нас есть право защищать самих себя и друг друга. Вы думаете мы ни за что на свете не станем обнародовать информацию о процессе. Но Вы ошибаетесь. Мы сделаем это, если придется. Это серьезный шаг, но мы готовы к последствиям. Ни при каких обстоятельствах никто из нас не станет жертвой твоих игр. Никто из нас, из тех, кто нам дорог, из наших подчиненных и, насколько хватит наших сил, никто вообще.
Омнэ угрожающе приподнял черную бровь. – Капитан, мне кажется, Вам нужно преподать еще один урок.
Кирк покачал головой. – Это Вам придется усвоить урок. – Он стоял прямо и спокойно, но это спокойствие наполняли электрические разряды, от него исходила мощь, равная силе самого Омнэ. Она с удивлением смотрела на него. Она что-то упустила? Ничего не изменилось, но он как будто отринул саму возможность поражения. Он что, не в себе? Ему так важно восстановить свой авторитет? Но он выглядел абсолютно уверенным в себе.
- Омнэ, - проговорил он, - Ты виновен. И за твои преступления – хотя бы за похищение людей – старинным наказанием стала бы смерть. За все, что ты сделал, и чему нет названия ни в старых, ни в современных законах, смерть будет слишком легким приговором – даже для бессмертного. За то, что ты собираешься сделать, ты не смог бы расплатиться даже смертью. И тебе нет прощения. Наши волки готовы были бы растерзать твою глотку. И я бы так и сделала. Но мы смогли выбраться из первобытных болот и джунглей. Мы не можем предложить ни суда, ни лечения в случае признания тебя безумным. И не в наших привычках учинять суд Линча. Но ты сам поставил себя вне законов и вне границ. И все же, одно заслуживает уважения – твое открытие и великий ум, его совершивший. Есть еще шанс, что ты сможешь получить признание, и твое открытие займет достойное место во вселенной. Мы не предлагаем прощения, но я могу предложить амнистию при единственном условии, что ты отдашь процесс и согласишься никогда не использовать его частным образом. И все мы, присутствующие в этой комнате, включая тебя самого, станем гарантами его взвешенного и контролируемого применения. Я предлагаю амнистию, честь, почет, жизнь. В противном случае, Вас ждет верная смерть. Выбор за Вами.
Омнэ выслушал его с ошеломлением, не оставляющим места даже гневу.
Потом гигант разразился громовым смехом. – Вы предлагаете мне амнистию? Как будто у Вас есть возможность что-то мне предложить. Или напугать меня.
Кирк остался непреклонен. – Поверьте, так оно и есть. Я даю Вам шанс, Омнэ. Делайте свой выбор.
- Капитан, - начал Омнэ подчеркнуто снисходительно. – Я только что вытер ноги об вас всех. Я заэкранировал луч своего транспортера, и мистер Скотт не обнаружил его. Я понимаю, что Вы тянете время, но Вы могли бы постараться быть убедительнее. Оказавшись с парой карт, глупо пытаться блефовать, будто вам не нужен прикуп, капитан.
- У Вас «рука мертвеца», Омнэ, против каре. – Кирк сделал едва заметный шаг вперед. – Неужели Вы и правда рассчитывали, что мы, как легкая добыча, будем смирно ждать Вашего появления,? Что Спок не смог бы рассчитать дальность действия Вашего транспортера? Что я сам не смог бы сделать более-менее точное предположение? Что мне не удалось достаточно узнать тебя, чтобы тебе нужно будет вернуться? Мы не могли последовать за тобой в твою нору, так что нам пришлось выманить тебя из нее. Кого, как ни нас самих было использовать в качестве наживки? Единственных людей, кому ты мог открыться. Мы заманили тебя в ловушку, Омнэ. И ты в нее попался. Мы рады, что ты принял приглашение на нашу вечеринку, чтобы стать гвоздем программы.
Омнэ снова рассмеялся. – Это все равно что пригласить огнедышащего дракона выпить чая. Надеюсь, Вы успели насладиться моей компанией. Капитан, вы и самом деле думаете, что такая возможность не приходила мне в голову? Но не в моем характере дуться и отсиживаться в своей норе. К тому же, я проверил все ваши записи с мостика и других ключевых зон. Вы ничего не успели подстроить.
- Да брось, Дракон. Неужели ты думаешь, мы этого не учли? – Кирк оскалился в яростной ухмылке. – Ты забыл про нашу ментальную связь. Вы попались в ловушку, которую мы подстроили для Вас с мистером Споком.
Она и сама пришла к такому же выводу – пока они были наедине, то успели о чем-то договориться. И по связи их связи она дала понять вулканцу, что готова на убийство, с жаром посылая мысль: Союзники! Теперь она понимала, почему Спок оставался таким противоестественно молчаливым, экранируясь даже от Джеймса.
Спок продолжал хранить молчание, и не отзывался даже по их связи.
- Доверься им, - мысленно сказал ей Джеймс, но она чувствовала, что он и сам раздосадован – они затеяли что-то, не включив их в игру, или это просто блеф?
- Вы блефуете, капитан, - парировал Омнэ, но в его голосе не хватало уверенности.
Внезапно одной рукой он схватил Джеймса за горло, а другую положил на контактные точки на его лице, как делают вулканцы при слиянии разумов. Но Омнэ не был телепатом…
А потом она почувствовала, как сильный, темный разум проник в мысли Джеймса – будто налетел внезапно черный вихрь, а вместе с ним частички знакомого, солнечного, но со своими теневыми сторонами, конфликтами и огромной силой, которую держали в узде – разум вулканца, Спока.
Пытаясь прикрыть Джеймса, она поняла, что Спок и Омнэ находились в слиянии разумов в момент когда он умирал, и Споку пришлось разделить с Омнэ его панический страх смерти.
Его собственные волны также были записаны в слиянии с личностью Омню. Все способности Спока, все, что он знал и умел, теперь в распоряжении Омнэ. Опасность…
Темный разум бился в ее мысли, в мысли Джеймса, подобно гигантским черным крыльям, и она закрыла собой Человека и отражала нападения тьмы, но сила Омнэ потрясала.
Затем чужое присутствие исчезло также внезапно, как и появилось. И она поняла, что Омнэ не удалось обнаружить никакого подвоха в мыслях Джеймса или ее самой.
- Блеф, капитан, - повторил Омнэ с убежденностью, посильнее прижимая к себе едва стоящего на ногах Джеймса.
Кирк покачнулся, но прорычал. – И это мы тоже предусмотрели.
Омнэ прищурился. Несмотря на то, что он не нашел подтверждения в разуме Джеймса, он начинал верить в ловушку. Уверенность Кирка заполняла собой все пространство. Омнэ пожал плечами. – Вполне логическое использование возможности. Слияние разумов в момент смерти. Восхитительно. Я бы и сам сказал Вам. Возможно, даже, прямо сейчас. Это означает, что я смогу предвосхитить каждый ваш шаг.
Кирк кивнул. – Если только у нас не получится видеть дальше фаланги. А у нас получилось.
Омнэ хохотнул. – Вы соблазняете меня отпустить Джеймса. Было бы забавно наблюдать, как вы четверо пытаетесь глядеть дальше фаланги. Посмотреть, как Джеймс и коммандер пытаются построить совместную жизнь, споря по поводу сценариев и принцев, изменить империю, зная, что моя тень всегда нависает над ними, что я могу выйти из-за любого угла, расстроить любой план, что им приходится вырывать счастье зубами у страха и ожидать удара в любую минуту. Вам со Споком также пришлось бы жить с этим знанием и пониманием того, как хорошо я знаю вас самих. Вы достойные противники. – Омнэ по-волчьи оскалился и притянул Джеймса к себе. – Но именно поэтому я не могу позволить себе такой роскоши. Мне нужен заложник. Жаль, капитан, но против коммандера Вас мне использовать не удастся. А Джеймса я могу использовать и против нее, и против Вас.
- Это так, -откликнулся Кирк, - но тебе его не получить.
- Прошу прощения, но я не вижу, как бы вы могли остановить меня, - вежливо парировал Омнэ. – К тому же, я не стану задерживаться, чтобы оценить ваши попытки. В процессе я могу случайно кого-нибудь убить. А вы все так благородны и с вами так забавно иметь дело. Так что мне пора…
- Вы отказываетесь от амнистии? – Спросил Кирк командным тоном, - и это Ваше последнее слово?
Омнэ рассмеялся. – Ну конечно. Разве волк принимает амнистию от ягнят?
Кирк печально покачал головой. – Как и пастыри не могут позволить волку разорять стадо. – Он расправил плечи и казался статуей правосудия. – Тогда – умри, Омнэ.
Рукой он дал отмашку Споку. – Давайте, мистер Скотт, - вулканец нарушил молчание вслух и по их связи. – Коммандер, заберите Джеймса… - Но в тот же момент Омнэ проник в разум Джеймса и разорвал их связь с вулканцем, прежде чем Спок успел остановить его. Связь сгорела, оставив Спока и Джеймса корчится в муках. Тогда Омнэ потянулся к ее связи с Джеймсом. Она сопротивлялась как могла…
Внезапно она увидела, как фазер Омнэ замерцал в каком-то необычном варианте траспортрации. Транспортеры Федерации не были способны на такое. Они могли случайно отхватить голову Джеймса вместе с фазером.
Но она не стала раздумывать, она бросилась, чтобы вырвать Джеймса у Омнэ, в то время как тот сам тоже пытался освободиться. На этот раз у нее было всего одно мгновение, и ромуланский коммандер использовала всю свою подготовку, ударив ребрами ладоней по нервным центрам на плечах гиганта, в то же время выхватив Джеймса из его ослабевших рук.
Джим Кирк остался лицом к лицу с Омнэ, все еще вооруженному шестизарядным револьвером.
Она отодвинула Джеймса себе за спину и вновь двинулась к Омнэ.
Но Кирк распахнул черный халат, и под ним обнаружилась кобура с другим револьвером, который гигант в свое время вручил Маккою.
Его рука в одно мгновение нашла оружие, раньше, чем Омнэ успел дотянуться до своего.
Раздался выстрел, и даже коммандер со своим ромуланским слухом не смогла точно понять, выстрелили они одновременно или кто-то оказался быстрее.
Но эффект от попадания крупнокалиберной пули на короткой дистанции не спутаешь ни с чем.
Омнэ ударился спиной о стену, а его револьвер со стуком упал на пол.
Кирк стоял на ногах, невредимый, а вулканец на мгновение сжал его плечи побелевшими пальцами.
Но потом они все бросились к Омнэ. Она подхватила упавший револьвер свободной рукой, второй продолжая удерживать Джеймса, практически навесу.
Она сомневалась, что с живучестью гиганта, даже выстрела в упор из револьвера будет достаточно, чтобы убить его.
Несмотря на то, что в груди Омнэ зияла дыра, а из спины вытекала зелено-голубая кровь, он все еще продолжал стоять на своих мощных ногах, прислонившись к стене.
Черные глаза сияли неиссякаемой энергией и… удивлением.
Подошел Маккой со своим сканнером, покачал головой.
- На этот раз твое оборудование далеко, - тихо проговорил Кирк, - Это конец.
Омнэ оглядел их всех, останавливая взгляд на каждом лице, как будто хотел запечатлеть навсегда. – Дуэль на револьверах, капитан, - прохрипел он. – Подходящий финал.
Кирк кивнул. – Я тоже так подумал.
Омнэ повернулся к Споку. – Поищи в своем разуме, вулканец, что ты найдешь по слову Омнэдом.
Спок на мгновение ушел в себя, а потом произнес: - Я буду скорбеть по Омнэдому.
Омнэ, превозмогая мучительную боль, улыбнулся своей волчьей ухмылкой. – Не скорбите по Черному Омнэ.
- Я буду скорбеть по нему, - отозвался Кирк. – По его разуму и величию. Не по волку, но по человеку, победившему смерть.
Омнэ беззучно рассмеялся. – Скажите, как вы транспортировали фазер?
- Антибиологический контроль, - Ответил Спок. – Мы переделали систему защиты от насекомых. Предусмотрев, что Вы будете вооружены и постараетесь взять кого-то из нас в заложники, мы скорректировали работу системы так, чтобы она не затрагивала живую материю, но реагировала на металл.
Омнэ кивнул. Очевидно, объяснения Спока ему хватило, чтобы полностью понять принцип, возможно, благодаря тем знаниям, что он получил при слиянии с разумом вулканца. – Восхитительно. Нужно было точно наладить механизм. Настроить время, рассчитать интервал. – Он снова кивнул, и его жест удивительным образом походил на выражение лица самого вулканца, когда тому удавалось удовлетворить свое любопытство. Затем он вновь скривился от боли. – Почему вы не застрелили меня сразу же?
- Благородство, - откликнулась коммандер. – Не передам, как я устала от благородства.
Джеймс почувствовал, как полыхнул ее разум при мысли об угрозе, которой он подвергался. В нем самом бушевала буря, но он постарался взять себя в руки. – Даже у такого как Омнэ нельзя отнять последний шанс. Иначе мы навсегда застрянем в первобытных джунглях.
Омнэ беззвучно рассмеялся. – Благородство. Моя дорогая, боюсь, Вам теперь никуда от него не деться. – Он взглянул на Джеймса.
- Им не придется постоянно оглядываться, ожидая твоего нападения, - сказал Кирк. – И никому в галактике. Мы не могли этого допустить.
- Видите, благородный капитан, - прошептал Омнэ, - есть нечто, ради чего Вы готовы на убийство.
- Да, - ответил Кирк, - но я пошел на него.
- Нет, - подтвердил Омнэ, и в его голосе прозвучало нечто большее, чем согласие.
- Он победил Вас, Омнэ, - сказал вулканец, - и не только силой. Он тот, кем Вы могли бы стать. И поэтому мне жаль, что Вам пришлось заплатить такую высокую цену.
Омнэ улыбнулся. – Вам еще многое предстоит узнать о человеке, которым я мог бы стать, и о том, кем я являюсь. И о цене Феникса.
Маккой выступил вперед со своим сканнером. – Мне жаль, - произнес он тоном врача. – Я ничего не могу для Вас сделать. Все кончено.
Будто в подтверждение его слов, свет жизни начал угасать в черных глазах.
Омнэ рассмеялся.
Его смех лишь отдаленно напоминал сейчас прежние громовые раскаты, но улыбка на лице умирающего все еще была волчьим оскалом.
Коммандер почувствовала, как по спине пробежал холодок, и притянула Джеймса ближе к себе.
Омнэ закашлялся, захлебнувшись смехом. – Неужели? – Спросил он доктора.
Вдруг он нащупал какой-то небольшой прибор у себя на поясе.
Прозрачные глаза потускнели.
Тело гиганта начало падать.
А потом беззвучно растворилось в воздухе.

@темы: Цена Феникса, star-trekking across the universe

URL
Комментарии
2015-04-22 в 10:19 

What can i do
Думай о галактиках, бэби, они не подведут. (с)
ОБОЖЕДА, я уже не надеялась, нужно срочно всё перечитать, спасибо!!! :dance2:

2015-04-22 в 10:25 

aka Sage
twinkle, twinkle, little star
-) Скоро последняя глава. И для желающих хочу издать книгу в бумажном варианте (с редактурой и иллюстрацией Adangi на обложке). Возможно, к кону, возможно раньше. Напишу на КС, когда будет полный текст.

URL
2015-04-22 в 10:29 

What can i do
Думай о галактиках, бэби, они не подведут. (с)
aka Sage, дада, обязательно издать, если есть возможность, очень хочется и себе такую книгу)

2015-04-22 в 11:37 

Книгу, книгу!

2015-04-22 в 11:39 

aka Sage
twinkle, twinkle, little star
Будет) если найдется достаточно желающих, чтобы напечатать минимальный тираж.

URL
     

Смысл жизни, вселенной и всего такого

главная